«У тебя есть я» Мария Воронова

Страница 1

У тебя есть я
Мария Владимировна Воронова


Большая любовь. Романы М. Вороновой
После смерти новорожденного сына подполковник Зиганшин с женой Фридой усыновили троих детей. Фрида сразу приняла и полюбила их, а у Зиганшина не получается, дети остаются для него чужими и не помогают унять боль утраты. И жене теперь не до него, она поглощена материнскими заботами. Чтобы спастись от тоски, Зиганшин активно включается в расследование взрыва в доме известного профессора, и, кажется, чужие семейные тайны помогут ему разобраться в себе и многое переосмыслить.

Мария Владимировна Воронова

У тебя есть я

© Воронова М., 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019


* * *


Маргарита не могла понять до конца, что мужа больше нет и никогда не будет. Он погиб у нее на глазах, но все равно, просыпаясь одна каждое утро, она пыталась услышать рядом его ровное дыхание.

Проходило, наверное, несколько минут, прежде чем она понимала, что дома одна и муж никогда сюда не вернется. Маргарита быстро вставала, стелила постель и бежала готовить завтрак: овсянка, круассан и кофе. Завтрак всегда был одинаковым.

В то утро Маргарита как раз сделала большую порцию слоеного теста и забила морозилку этими пижонскими булочками, которые так любил муж, и довольно странно было думать, что вечером он погиб, сама она провела неделю в больнице, а круассаны мирно ждали своего часа, и ничего с ними не произошло.

И Маргарита их ела, потому что они были из прошлой, счастливой, жизни.

И овсянку варила по той же причине.

После завтрака начинался пустой и бессмысленный день, когда идти некуда и не к кому, да и заняться особенно нечем. Маргарита убирала квартиру, готовила обед, все, как при муже, но времени, которого раньше всегда не хватало, вдруг сделалось неправдоподобно много.

Никто не звонил и не писал ей: друзья и родственники исполнили свой долг, помогли, побывали и у мужа на похоронах, и у нее в больнице, теперь она должна сама обращаться к ним за поддержкой и сочувствием. Но Маргарита не хотела никого обременять, зная, что люди не любят горя.

Она сходила бы в зал, но боялась, что ее сочтут бездушной, или, как говорила мама, «черствой», если она встанет на беговую дорожку так скоро после смерти мужа.

Adblock detector